Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Новости от Исторического Журнала History Illustrated
8442-Исторический центр Енисейска нуждается в реставрации
Установка на децентрализацию культуры может помочь решить многие проблемы в отдаленных городах. Например, в Енисейске, одном из старейших городов Сибири. Более сорока лет он находится в статусе города-памятника. Но это звание не защищает от разрушения его неповторимый облик. Чтобы спасти историческое наследие края, разработана специальная программа. Сейчас десятки архитектурных памятников конца XIX века пустуют. Когда-то считавшиеся украшением города, сейчас они уродуют его облик. Хотя каждый кирпичик в этих домах на вес золота, ведь не зря исторический центр включен в предварительный список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Среди архитектурных памятников есть один неприметный дом, но он является уникальным. Таких в крае всего два, и оба находятся здесь, в Енисейске. Это дом воеводы, он был построен в Петровскую эпоху, в 1722 году. Другое здание – дом Дементьевых – тоже единственное в свое роде. В народе его прозвали "Дом с колонной", потому что зданий в таком европейском стиле в Енисейске больше нет. Чтобы сохранить историческую часть Енисейска, разработали краевую программу. Пятнадцать объектов будут отреставрированы. Из краевого и федерального бюджета выделили 1 миллиард 400 тысяч рублей. "Всего у нас сейчас на охране находится более 90 памятников, 25 из них федерального значения. В этом году мы приступили к реставрации двух памятников: это Дом Дементьева и дом Бароткина. Предполагается, что в одном из них будет размещаться детская школа искусств, а в другом будет гостиница", – говорит заместитель министра культуры Красноярского края Ольга Васильева. Все реставрационные и ремонтные работы планируют закончить к 2019 году. Чтоб свой 400-летний день рождения Енисейск встретил в обновленном виде.
Источник: family-history.ru
2 октября

8441-Новая жизнь старой крепости
Защита для защитницы земли Новгородской. Оборонительная крепость, построенная в 1492-м году на реке Нарве, была названа в честь Ивана Грозного. Целью ее сооружения стала защита новгородских земель от нападений ливонских и шведских войск. Функции свои крепость выполняла исправно. В середине 40-х годов ХХ века – во время Великой отечественной войны – крепость пала. При отступлении фашисты успели взорвать угловые башни, большие участки стен и внутренние постройки. Сейчас в Ивангородской крепости началась реставрация самой старой части памятника. В этой старинной крепости в буквальном смысле настало время собирать камни. И сортировать их – по размеру, цвету, сохранности. Именно из них в 1492 году выложили ядро нынешней Ивангородской крепости – детинец. А пару веков спустя пристроили малый пороховой амбар. Его в 44-м году уже века двадцатого при отступлении взорвали фашисты. Но реставраторам предстоит воссоздать исторический памятник из этого же материала, либо – аналогичного по составу. «Была проведена серьезная работа исследовательская по тому, какие были распоры, составы, какая была краска, – рассказывает директор Ивангородского музея Ирина Миронова. – Сегодня подобрана французская, самая приближенная к той, древней». Проект реставрации малого порохового амбара в Ивангородской крепости начал разрабатываться в конце 80-х годов прошлого столетия. Эти графические реконструкции проектировщики создали ещё тогда. И даже начали работу. Но, пару лет спустя финансирование прекратилось. «В 92-м году мы воссоздали вот это крыльцо полностью, переложили кладку – закрепили ее, что позволило сохраниться этой стене в принципе», – поясняет сотрудник Санкт-Петербургского научно-исследовательского института «Спецпроектреставрация» Нина Шалова. «Мы имеем сохранившуюся часть только эту – нижнюю, – добавляет главный архитектор проекта Михаил Киселев. – Верхние стены, боковые фронтоны – все утрачены». Реставраторы вернулись благодаря проекту развития ансамбля крепостей Нарвы и Ивангорода, как единого культурного и туристического объекта. Реставрация финансируется из приграничной программы Евросоюза. Частично участвует и бюджет Ленинградской области. Всего в Российскую часть проекта планируют вложить около 140 миллионов рублей. Это будет первое музейное здание на территории крепости. Бывший пороховой амбар превратится в гостевой павильон. Строителям предстоит укрепить стены и построить мансардный третий этаж. А на втором музейщики планируют создать постоянную экспозицию «Лошадиная шкура». Ведь по легенде в основе детинца – это первая крепостная часть – 160 метров тончайшей ленты из шкуры белого коня». Детинец археологи ещё в прошлом году очистили до культурного слоя XV века. Эти руинированные стены реставраторы законсервируют. Частично восстановят башни и покроют их дерном. Проект предусматривает и благоустройство территории. Но культурный слой внутри первых крепостных стен изучен слабо. Его научную ценность раскроют потом, а пока каждый шаг будут делать под надзором археологов. «На перспективу археологических экспедиций, – говорит Ирина Миронова. – Но сейчас, в данном проекте речь об этом не идет». Еще одна сложность проекта – это условия, в которых предстоит работать реставраторам. Проём в крепостной стене настолько маленький, что на территорию детинца сможет попасть только лёгкая техника. Строительную площадку оборудовали снаружи – на территории большого Бояршего города. Основную работу, как в XV веке, предстоит проделать вручную. Ровно через год крепость обещают сдать под ключ.
Источник: family-history.ru
2 октября

8440-500 лет странной истории кетчупа
Что вы думаете, глядя на стеклянную бутылку кетчупа Heinz? Скорее всего, вы не обращаете большого внимания на тару. Для вас это просто источник густого кисло-сладкого томатного пюре, которое позволяет довести до нужной вкусовой кондиции некоторые блюда. Но даже если вы задумаетесь, то едва ли сможете что-то сказать. Для вас это обыкновенная бутылка с невыдающимся, прямо скажем, внешним видом. В действительности перед вами бездонная пропасть дизайна. Почему у бутылки именно такая форма? Почему она прозрачная? Какой смысл несёт этикетка с надписью «57 сортов» (57 Varieties)? Зачем подчёркивается, что это томатный кетчуп? Разве есть какие-то другие? Американский журналист Джон Браунли, написавший кое-как переведённый нами материал для сайта Co.Design, предлагает начать с последнего вопроса. На самом деле кетчуп существовал задолго до того, как кто-то додумался разложить помидоры по бутылкам. Многие американцы наверняка уверены, что это чисто американское изобретение. Ничего подобного: азиатское. Долгая история кетчупа на Западе уходит корнями в начало XVI века, когда британские поселенцы в провинции Фуцзянь познакомились с соусом, который китайские моряки называли гэ-цуп (鲑汁). Местные рецепты чрезвычайно разнообразны. Самый ранний, который записали и который дошёл до наших дней, относится к 544 году. Он гласит: «Возьмите кишки, желудки и мочевые пузыри жёлтой рыбы, акулы и кефали и тщательно промойте. Смешайте с умеренным количеством соли и положите в банку. Плотно закройте и поставьте на солнце. Он будет готов через двадцать дней летом, через пятьдесят дней весной или осенью и через сто дней зимой». К тому времени, как о гэ-цупе узнали британцы, блюдо упростилось до острой жёлто-оранжевой жидкости, приготовленной из квашеных анчоусов. Короче говоря, тот древний гэ-цуп не был нашим кетчупом. Это был рыбный соус (на языке минь провинции Фуцзянь гэ-цуп как раз и означает «соус из маринованной рыбы»), во многом похожий на тот, который по сей день можно купить в любом азиатском супермаркете. Когда британские торговцы вернулись домой с новым рецептом, они попытались его несколько англифицировать и добавили (что бы вы думали?) пива. В конце концов анчоусы заменили грецким орехом (эту разновидность очень любила Джейн Остин) и грибами (такой кетчуп был похож на вустерский соус). Таким образом англичане наслаждались кетчупом почти 200 лет до того, но потом кто-то добавил в него помидоры, ибо они напоминали плоды ядовитых представителей семейства паслёновых и долгое время считались в Европе смертельными. Томат пользовался успехом только в качестве декоративного растения. Американцы унаследовали отвращение к помидорам. Но были у них и защитники. В 1820 году полковник Роберт Гиббон Джонсон из города Салем в штате Нью-Джерси прямо на ступеньках местного суда съел целую корзину помидоров, чтобы доказать их безвредность. И только в 1830-х годах в США наконец-то распробовали томаты. В 1834 году врач из Огайо по имени Джон Кук Беннетт даже объявил помидоры панацеей от всех бед, в том числе диареи, приступов разлития желчи и расстройства желудка. Вскоре Беннетт опубликовал несколько рецептов томатного кетчупа, который стал продаваться по всей стране... в виде таблеток. К 1870-м общественное мнение окончательно переменилось. Томатный кетчуп стал очень популярным, а один шарлатан, желая обскакать конкурентов, заявил, что это нечто вроде тонизирующего средства, которое по своей полезности для здоровья намного лучше любого другого кетчупа. Разумеется, всё это было далеко от истины. Но почему бутылка прозрачная? «Отвратительный, разложившийся, гнилой», — такими словами автор поваренных книг Пьер Блот в 1866 году описал качество кетчупа, который можно было купить в магазине. Ну, до принятия в 1906 году «Закона о доброкачественности пищевых продуктов и медицинских препаратов» это можно было сказать обо всей пищевой промышленности США (читайте «Джунгли» Эптона Синклера). Тем не менее даже на этом фоне кетчуп выделялся в нелучшую сторону. Содержимое бутылки было порой убийственным в буквальном смысле. Причины могли быть самыми разными, но, пожалуй, главная из них — это короткий томатный сезон, который продолжается всего лишь с середины августа по середину октября. Иными словами, кетчуп мог быть свежим только два месяца в году. Тем не менее к концу XIX века американцы привыкли потреблять его круглый год. Производителям приходилось хранить томатное пюре до следующего сезона. Конечно, делалось это небрежно, в антисанитарных условиях, без контроля качества (напомним: для пищевой промышленности того времени всё это было самым обычным делом). Когда приходило время открыть очередную бочку, в ней вместе с томатной пастой можно было обнаружить плесень, дрожжи, самые разные споры и смертоносные бактерии. Чтобы кетчуп был чуть менее мерзким, производители набивали его вреднейшими консервантами, от формалина до борной, салициловой и бензойной кислот. Поскольку после фильтрации мякоти продукт получался пугающе жёлтым, для красноты добавлялась каменноугольная смола. Чтобы вам было понятно, каменноугольной смолой топят бойлерные, ею защищают свежий асфальт на парковках, и в концентрации свыше 5% она считается канцерогеном первой группы. Более того, кетчуп зачастую приготавливался в медных ваннах, с которыми вступал в химические реакции и становился ещё более ядовитым. Исследование, проведённое в 1896 году, показало, что 90% магазинных кетчупов содержат вредные ингредиенты, способные привести к смерти. На таком фоне в 1876 году свою первую бутылку кетчупа выпустил Генри Хайнц. Надо сказать, его компания была передовой во многих отношениях. Жизнь и смерть рабочих были застрахованы за счёт работодателя, на фабрике работали кафетерий, медпункт, стоматологический кабинет, там были бассейн, спортивный зал и сад на крыше. Помещения содержались в идеальной чистоте. В то время, когда у многих рабочих дома не было водопровода, Хайнц предоставлял им чистую униформу, бесплатные прачечные и даже мастеров по маникюру, потому что у сотрудников пищевой промышленности ногти должны содержаться в безупречном порядке. Фабрика, что твой музей, принимала по 30 тыс. экскурсантов в год: Хайнцу нечего было скрывать. Конечно, Хайнц не был филантропом, желавшим подарить людям счастье и здоровье. Но он полагал, что успешный бизнес — честный бизнес. Сделав первые деньги на хрене, он решил продавать его не в коричневой посуде, обычной для того времени, а в прозрачных банках, чтобы покупатель, прежде чем расстаться с деньгами, видел, на что идёт. Сделать хрен чистым намного проще, чем кетчуп. Сотрудники Хайнца долго бились над подходящим рецептом, и только в 1904 году Джи-Эф Мейсон нашёл возможность избавиться от традиционных консервантов. До этого Хайнц действовал так же, как конкуренты (см. выше), не брезгуя даже каменноугольной смолой. Вскоре компания выпускала 5 млн бутылок кетчупа без консервантов в год. Откуда взялись «57 сортов»? Однажды Хайнц увидел рекламу, в которой сообщалось, что некая фирма производит «21 сорт обуви». Тогда предприниматель взял своё любимое число «пять» и объединил его с «семёркой», которая больше всего нравилась его жене. Вот и всё. На тот момент компания выпускала уже более 60 различных продуктов. Хотя «57 сортов» — всего лишь шутка, маленькая этикетка с этой надписью, обёрнутая вокруг горлышка, выполняет важную функцию. Каждый, кто пользуется кетчупом, должен знать, что перед ним неньютоновская жидкость. На самом деле после фильтрации томатного пюре кетчуп получается очень жидким, водянистым даже. Поэтому производители добавляют небольшое количество ксантановой камеди. Она не только сгущает жидкость, но и придаёт ей свойство псевдопластичности. Другими словами, то, как быстро течёт кетчуп (то есть насколько сильно удаётся снизить его вязкость), зависит от приложенного к нему давления. Если предоставить кетчуп самому себе, он будет вытекать из бутылки со скоростью 45 м/ч. Единственный способ его ускорить — приложить к нему силу. Многие повара и едоки, не знакомые с физикой, бьют по донышку бутылки и в раздражении делают это порой слишком сильно. Ошибка заключается в том, что тот кетчуп, который находится ближе всего к месту удара, поглощает бóльшую часть приложенной силы. Эта доля жидкости и впрямь течёт свободно, однако содержимое бутылки, находящееся ближе к горлышку, сохраняет свою степень вязкости и превращается в своего рода пробку, не позволяющую сдобрить кетчупом хотдог. Решение состоит в том, чтобы вызвать эффект разжижения в верхней части бутылки, а не в нижней. Постучите пальцами по этикетке «57 сортов», и у вас получится создать идеальные условия для снижения вязкости. Вуаля! Неньютоновский кетчуп превратился в свободно текущую жидкость. Разумеется, в наши дни кетчуп продаётся в основном в пластиковых бутылках с гибкими стенками, и его можно просто выдавить. Конечно, конкуренты Хайнца давно выяснили, как делать качественный кетчуп, и перестали стесняться прозрачной тары. Выражение «томатный кетчуп» стало плеоназмом. И только сумасшедший шарлатан объявит кетчуп панацеей от всех бед. Тем не менее именно Генри Хайнцу и его сотрудникам мы обязаны и прозрачным дизайном, и наглядным примером неньютоновской физики. Подготовлено по материалам Co.Design.
Источник: http://compulenta.computerra.ru/
30 сентября

8439-В Иерусалиме обнаружен древний клад
В Иерусалиме обнаружен древний клад. Археологи нашли тайник, в котором в отличном состоянии хранились десятки золотых монет и ювелирных изделий. Предполагают, что почти полторы тысячи лет назад еврейская община города спрятала ценности, страшась персидских завоевателей. Датировать находку началом VII века нашей эры ученым позволяют 36 монет с профилями византийских императоров. Выяснить, кому принадлежал тайник, помог золотой медальон с еврейскими религиозными символами. Ценности были спрятаны в фундаменте здания у Храмовой горы, скорее всего, в 614 году. Тогда персидское войско выбило византийцев из Иерусалима, и город ненадолго перешел под власть иранской династии Сасанидов.
Источник: family-history.ru
30 сентября

8438-Млекопитающие, которые пережили динозавров
Самые ранние представители группы млекопитающих, существовавшей на протяжении 130 млн лет, уже обладали анатомическими характеристиками, которые позволяли животным благоденствовать в тени динозавров и даже пережить массовое вымирание. Почти полный скелет, только что описанный палеонтологами, принадлежал млекопитающему, жившему около 160 млн лет назад на северо-востоке нынешнего Китая. Животное было одним из первых многобугорчатых — напоминавших грызунов млекопитающих с многочисленными выростами на зубах. На протяжении большей части своего 130-миллионного существования (одного из самых продолжительных в истории млекопитающих) эти разнообразные создания играли доминирующую роль в своей среде и занимали сразу несколько экологических ниш, подчёркивает палеонтолог позвоночных Чжэси Ло из Чикагского университета (США). Одни многобугорчатые обитали на деревьях, другие — на земле, а некоторые — и вовсе под землёй. Короче говоря, они играли те же экологические роли, которые позднее перешли к грызунам. Следует отметить, что многобугорчатые, пережив массовое вымирание 66 млн лет назад, которое уничтожило 75% видов планеты, тем не менее сошли со сцены около 35 млн лет назад — одновременно с возникновением грызунов. Возможно, это не простое совпадение. Г-н Ло и его коллеги окрестили новый вид Rugosodon eurasiaticus. «Rugosodon» отсылает к складчатости, морщинистости (по-английски rugosity) зубов млекопитающего. По оценке, животное весило от 65 до 80 г и размерами напоминало средней величины бурундука. До этого самые ранние многобугорчатые были известны лишь по фрагментам черепа, а также челюстным костям и зубам. Новый образец полон более чем на две трети. Оказалось, что животное обладало анатомическими чертами, которые ранее считались характерными для более поздних представителей группы. Например, у ругосодона была замечательно гибкая лодыжка, благодаря которой ступня очень сильно вытягивалась вниз (как у балерины, стоящей на пуантах) и могла вращаться, вы даже не представляете как. Подобная гибкость вкупе с чрезвычайно подвижным пальцем, соответствующим большому пальцу человеческой ноги, позволяла преимущественно наземному существу ловко преодолевать пересечённую местность. Эта особенность характерна для многобугорчатых, а прочие млекопитающие той поры были её лишены. Ругосодон мог похвастаться также невероятно гибким позвоночником: он крутился и вправо, и влево, выгибался в области талии и вперёд, и назад. Форма и расположение зубов животного говорят о том, что ругосодон (судя по тому, зачем такие зубы нужны современным млекопитающим) питался фруктами, семенами, червями, насекомыми и, возможно, мелкими позвоночными. Именно гибкость многобугорчатых (и в физическом, и в пищевом смысле) сделала их столь успешными в эволюционном плане, отмечает палеонтолог позвоночных Брайан Дэвис из Луисвильского университета (США). По его словам, роль этой группы в экосистемах недооценивалась: «Люди забывают о ней, ибо она не оставила потомков». Напомним, что совсем недавно исследователи описали два новых ископаемых образца, относящихся к той же эпохе и той же части света. Хотя учёные отнесли их к другой группе млекопитающих, харамиидам, палеонтолог позвоночных Гильермо Ружье из Луисвильского университета полагает, что одно из созданий, а именно Arboroharamiya, в действительности может оказаться многобугорчатым. Детальное сравнение его с ругосодоном могло бы прояснить отношение двух животных друг к другу. Результаты исследования опубликованы в журнале Science.
Источник: http://compulenta.computerra.ru/
30 сентября

8437-Вторая жизнь бастиона Панцерлакс в Выборге
В Выборге завершается реставрация бастиона Панцерлакс. Страж залива – в переводе со шведского – в XVIII веке был одним из важнейших береговых укреплений. Он пережил крепость, частью которой являлся, сооружение новой гавани, в последние десятилетия стоял практически разрушенным. Здесь не должно быть и намека на "новодел". Даже строительный раствор делают по старинным рецептам из натурального известняка. Бастион Панцерлакс был важнейшим береговым укреплением города со стороны залива. А сейчас это своеобразный "фундамент" музея "Эрмитаж-Выборг". Выставочный центр вписан в пространство крепости. Именно музейщики получили право заниматься реставрацией бастиона. Начать решили с уникального памятника – порохового погреба. В такой реставрации важна каждая мелочь, ведь именно она может иметь историческое значение. Например, казалось бы, обычная отметка, но это архитектурный "ноль" Выборга, и все здания в городе были построены, соответственно, либо выше, либо ниже этого ноля. Он находится на том же уровне, что и высочайшая точка города Кронштадт, а именно – купол Никольского собора. В начале XIX столетия в пороховом погребе Панцерлакса разместили мастерские художников, в конце XX века –небольшое кафе. После здание долго стояло заброшенным. А теперь здесь будет Музей археологии, ценные экспонаты которого пока спрятаны в коробки. Это старинная посуда, монеты, столовые приборы, которые нашли во время раскопок в историческом квартале Выборга. Вторую жизнь могли бы получить и многие другие заброшенные здания в Выборге, говорят специалисты. Проблема в том, что почти все они в федеральной собственности. Местная администрация не имеет права самовольно начинать реставрацию. Так прекрасные памятники и превращаются в руины. Бастиону Панцерлакс повезло чуть больше. Эксперты говорят: еще немного, и старинные камни не выдержали бы натиска времени. Кстати, когда-то именно на этом бастионе поднимали городской флаг. Сегодня Панцерлакс – тоже не просто древний памятник, а символ новой реставрации, начала которой в Выборге так давно ждут.
Источник: http://compulenta.computerra.ru/
30 сентября

8436-О птерозаврах
Обыватель представляет себе птеродактиля в виде большой уродливой горгульи с длинными конечностями, кожистыми крыльями и острыми зубами. Именно так их изображали и Артур Конан Дойл в «Затерянном мире», и Стивен Спилберг в «Парке Юрского периода». Действительно, думает обыватель, эти летающие рептилии высотой с жирафа с десятиметровым размахом крыльев хорошо подходят к мезозойскому пейзажу с его чудовищными вулканами, ужасными динозаврами и гигантскими морскими монстрами. Как хорошо, что они вымерли и больше не угрожают человечеству! Да, пишет палеонтолог Марк Уиттон в британском еженедельнике Observer, птеродактили, пожалуй, больше других ископаемых животных извращены массовой культурой. Мы даже назвать их не умеем. Птеродактили — это конкретная разновидность летающих рептилий, найденных в породах верхней юры возрастом 145 млн лет в Германии. Правильное название этой группы — птерозавры, что переводится с греческого как «крылатые ящерицы». Крылья у них, как у летучих мышей, из мембран, крепились к конечностям и пальцам. В отличие от современных летунов, однако, у птерозавров дистальное крыло поддерживалось одним убиравшимся пальцем, а не всей «рукой». Хорошо развитая плечевая анатомия указывает на наличие сильных мышц, то есть они действительно летали, а не парили. Этой важной вехи в эволюции позвоночных птерозавры достигли задолго до птиц и летучих мышей — примерно 225 млн лет назад. «Династия» прервалась 65 млн лет назад. О птерозаврах известно давно. Первые останки были обнаружены в Германии в конце XVIII века. Многие учёные позапрошлого столетия считали их активными, подвижными животными, но в XX веке репутация птерозавров оказалась подмочена. Их стали рассматривать в качестве грубых биологических дельтапланов, которые могли продержаться в воздухе немногим дольше, чем самые первые неуклюжие птицы. Появилось мнение, что это была всего лишь разминка эволюции перед появлением позвоночных, лучше приспособленных к полёту. Такой точки зрения некоторые придерживаются по сей день. Однако за три последних десятилетия количество и качество исследований, посвящённых птерозаврам, резко выросли (палеонтолог Дэвид Хоун даже позволил себе формулировку «золотой век изучения птерозавров»), поэтому, считает г-н Уиттон, пришла пора вновь сменить парадигму. Рост популярности палеонтологии, появление нового оборудования, неожиданное открытие высококачественных окаменелостей в Бразилии и Китае (до 1980-х было очень мало хорошо сохранившихся образцов) — всё это побудило г-на Уиттона написать книгу, в которой излагается новый взгляд на эту вымершую группу. Находки птерозавров редки, потому что их кости были расширены за счёт воздушных мешочков, позволявших увеличивать размер кости (и, следовательно, размах крыльев), не добавляя массы. В результате стенки костей истончались до считанных миллиметров. Огромный, но лёгкий скелет был прекрасно приспособлен к полёту (современные птицы используют тот же трюк), но не к фоссилизации. Обильные находки в Бразилии и Китае (в том числе трёхмерные скелеты и хорошо сохранившиеся мягкие ткани) позволили значительно улучшить понимание анатомии птерозавров. Выявлено несколько новых групп птерозавров — одна чуднее другой. На сегодня известно более 130 видов птерозавров с челюстями и зубами разной степени странности (или без зубов вовсе), различной длиной крыльев и хвостов, а также гребнями на голове, игравшими, по-видимому, важную роль в межвидовой коммуникации. «Не будет преувеличением сказать, что некоторые птерозавры — одни из самых экстравагантных позвоночных в летописи окаменелостей», — признаётся г-н Уиттон. Теперь птерозавров имеет смысл рассматривать как эволюционно успешную и очень разнообразную группу животных со сложной анатомией и интересной жизнью. Как именно они соотносятся с остальной родословной рептилий, пока не очень ясно. Г-ну Уиттону кажется, что птерозавры всё-таки были близкими родственниками динозавров (хотя называть их летающими динозаврами всё же не стоит), ибо у них много общего. Подобно многим динозаврам птерозавры, судя по новым данным, обладали чрезвычайно эффективной дыхательной системой, аналогичной птичьей: твёрдые лёгкие вентилировались воздушными мешочками, выстилавшими полости (такие же мешочки наполняли воздухом скелет). Тела были покрыты волосяным покровом, напоминавшим пух и гомологичным «протоперьям», обнаруженным среди останков многих родов динозавров. По Уиттону, раз тело приходилось прикрывать, можно делать вывод о том, что птерозавры были теплокровными, то есть тепло они получали от сжигания калорий (как млекопитающие и птицы), а не из окружающей среды (как ящерицы и крокодилы). Следовательно, им требовалось вдыхать немало кислорода. Из этого г-н Уиттон выводит, что птерозавры вели активный образ жизни (как птицы и млекопитающие) и не были медленными и неуклюжими планеристами. Короче говоря, фантазирует палеонтолог, если бы они выжили, то сегодня зоомагазины были бы переполнены маленькими пушистыми комочками с размахом крыльев около 50 см, которые обязательно захотелось бы подержать в руках. Сложнее решить, как они передвигались по земле. В 1980–90-х произошла серьёзная переоценка характеристик суставов на конечностях птерозавров, и был сделан вывод о том, что они ходили на четырёх ногах, помещавшихся почти вертикально по отношению к телу — и вновь как у большинства птиц и млекопитающих, а не современных рептилий. Отсюда следует, что птерозавры были наземными и воздушными животными примерно в равной мере. По мнению автора концепции Даррена Нейша, некоторые аждархиды обитали не только вокруг водоёмов, питаясь рыбой, но и далеко в глубине суши, не брезгуя насекомыми, плодами и даже мелкими животными, в том числе динозаврами. Вопрос о том, как птерозавры поднимались в воздух, далёк от решения. Учёным пока не удалось совместить огромные размеры животных и типичный для птиц толчок задними конечностями. Перспективнее выглядят модели, в которых птерозавры отталкивались от земли в том числе передними конечностями, мышцы которых сильнее, чем у задних. Майкл Хабиб, предложивший эту гипотезу в 2008 году, считает, что этот способ позволял подняться в воздух за считанные секунды даже без помощи ветра или края обрыва. Подобным образом поступают некоторые современные летучие мыши. «В самых мощных автомобилях стоят двигатели V8, а не V4», — напоминает г-н Хабиб. Конечно, далеко не все аспекты птерозавров нам понятны. Практически ничего неизвестно об образе жизни и механике полёта многих видов. Малопонятны их эволюция и причины вымирания. Проигрыш борьбы за ресурсы в конкуренции с более успешными летающими динозаврами — будущими птицами? Да нет, останки птиц и птерозавров никак не коррелируют, то есть соперничества между ними, скорее всего, не было. Возможно, дело всё-таки в медленном снижении разнообразия в конце мезозоя, изменении окружающей среды, интенсивной вулканической деятельности и том самом метеорите...
Источник: family-history.ru
30 сентября

8435-Археологическая сенсация в Оренбургской области
Термин "сарматское золото" вошел в словарь археологии в конце 1980-х. В ходе раскопок Филипповских курганов на юге Оренбургской области были найдены уникальные золотые изделия V – IV веков до нашей эры. Находку признали научным открытием мирового значения, коллекция была изучена, описана, показана на многочисленных выставках… Cловом, еще этой весной считалось, что Царский курган раскрыл ученым все свои тайны, но участники новой экспедиции обнаружили, что это не так. Экспедиция, которую возглавил известный специалист по сарматской истории Леонид Яблонский, задумывалась как летняя практика для студентов Башкирского университета имени Ак Муллы. Но уже первые раскопы показали – археологи обнаружили нечто невероятное. В могильнике, который неоднократно грабили, сохранилось не тронутое ни временем, ни людьми древнее захоронение. Вандалы не смогли обнаружить тайный ход, ведущий прямо в центр кургана. Там, у самого порога нижнего яруса, и находилась бронзовая чаша. "Ничего подобного раньше в сарматских мавзолеях никогда не находили. Гигантскую литую чашу правильной округлой формы украшают фигуры грифонов и скифский орнамент. Но еще большее впечатление на археологов произвела могила найденная по соседству с подземным ходом. Это действительно сенсация", – отмечает руководитель экспедиции, заведующий отделом скифо-сарматской археологии Института археологии РАН Леонид Яблонский. "Это открытие для звериного стиля, потому что такого сюжета, как здесь, не было, когда пантера бросается на шею сайгаку", – отмечает аспирант скифо-сарматского отдела Института археологии РАН Константин Окороков. В том, что это царская усыпальница, ученые не сомневаются. Площадь в несколько метров буквально усыпана золотом: украшения из серебра, слоновой кости и жемчуга – такого количества артефактов в одном месте до сих пор еще не встречалось. Рядом с погребенной – предметы женского туалета: зеркало, ларец с гребнями и чаши для приготовления древней косметики. Самое удивительное, что среди чисто женских вещей – колчан и стрелы. Возможно, древняя сарматская принцесса заботилась не только о своей красоте, но и могла управляться с оружием. "Мы много раз находили стрелы, но так чтобы целый колчан – в первый раз", – говорит ведущий научный сотрудник Государственного научно-исследовательского института реставрации Ольга Аникеева. Миллиметр за миллиметром археологи углубляются внутрь усыпальницы. Каждый предмет тщательно зарисовывается и фиксируется, деревянные элементы прямо на месте закрепляют специальным консервантом. Для ученных важна каждая минута, над местом раскопок то и дело идут проливные дожди. После того как все артефакты будут подняты на поверхность, их передадут реставраторам, а затем на основе полученных данных антропологи собираются восстановить внешность амазонки, а предметы древности выставят в Оренбургском музее. Чтобы из степи перевезти все ценности, на месте уже организована круглосуточная охрана и зафрахтован специальный бронированный автомобиль.
Источник: family-history.ru
30 сентября

8434-В Азове археологи нашли уникальные предметы XIV века
Сенсационная находка в Азове. Во время раскопок археологи обнаружили дом средневекового алхимика. Сначала была найдена керамическая сфера, которую тут же назвали «шаром алхимика». Затем еще ряд предметов, указывающих на то, что здесь проводились химические опыты. Специалисты говорят, что это первая за последние несколько десятилетий находка, имеющая отношение к временам Золотой Орды. Долгое время предназначение этих керамических шаров было для азовских ученых загадкой. Археологи не раз находили половинки таких сфер в центре Азова. Целый обнаружили впервые, на раскопках на улице Щорса. По средневековым чертежам определили, что такие шары использовались в древних химических лабораториях- как колбы. И теперь археологи не сомневаются: в XIV веке в городе был целый квартал алхимиков. «Обнаружена алхимическая колба, – рассказывает археолог Николай Евтухов. – Это находки, которые в этом районе встречаются, но они довольно редки. Мы обнаружили печь, причем судя по размерам это был какой-то производственный комплекс, поскольку в длину она достигает двух метров и в ширину 1,5 метров». Ученые считают, что азовские алхимики вряд ли пытались изобрести эликсир бессмертия или отыскать философский камень. Они делали то, что было необходимо в быту- лекарства, парфюмерию, и продавали населению. «То есть, по сути, средневековые алхимики это прообраз современной химической промышленности, – говорит старший научный сотрудник Азовского музея-заповедника Андрей Масловский. – Это продукция гончаров, а алхимики соответственно у этих гончаров заказывали, в готовом виде шар был как бы герметичным, заливалось в отверстие сырье, ложилось, нагревалось. То есть реакторы предназначались для проведения реакций с продолжительной температурой». В том же жилище обнаружили фрагмент барельефа из проканесского мрамора. Возможно, он украшал главное городское здание. А рядом нашли вещицы городских модниц : кольцо и подвеску из лазурита. Они явно принадлежали состоятельной горожанке-лазурит в этих местах встречается редко. Предположительно, находки на протяжении долгого времени использовались в одном семейном центре. «Это самая поздняя находка, и это первая находка на территории Золотой Орды, которая была нами сделана, – отмечает Андрей Масловский. – Либо мы должны допустить что находка пользовалась в семье на протяжении нескольких столетий, или у семьи были какие-то эксклюзивные связи с очень удаленным от нас регионом. То есть я подчеркиваю, что это первая находка на протяжении нескольких десятилетий на территории Золотой Орды». Все находки говорят о высоком развитии гончарных и ювелирных дел в древнем городище. А впереди - раскопки еще нескольких участков на улице Щорса и, возможно, много новых открытий о быте средневековых азовчан.
Источник: family-history.ru
29 сентября

8433-Лаура Басси
Журнал Physics World немного запоздало отмечает 300-летие Лауры Басси (1711–1778), пожалуй, первой в истории женщины, сделавшей полноценную научную карьеру. «Женщина, которая понимала Ньютона», — вот как её однажды назвали. Историк Паула Финдлен из Стэнфордского университета (США), как раз завершающая книгу об этом выдающемся человеке, любезно согласилась кратко изложить её содержание; перевод мы приводим ниже (с небольшими купюрами). За две сотни лет до того, как Мария Кюри получила Нобелевскую премию по химии, в Болонье родился один из самых интересных её предшественников — физик Лаура Басси. Современник французского математика и физика Эмили дю Шатле (1706–1749), она приобрела широкую известность как преподаватель и экспериментатор. Её долгая и плодотворная жизнь совпала с развитием экспериментальной физики как полноценной научной дисциплины. Как и Шатле, её знали по всей Европе и даже в Америке. В 1803 году французский астроном Жером Лаланд (1732–1807) с восхищением вспоминал встречу с Басси, состоявшуюся за 40 лет до этого. Оплакивая отсутствие в собственной стране государственной и общественной поддержки женщин, интересующихся наукой, он требовал от Франции принять во внимание этот выдающийся пример. Надо сказать, он был не единственным, кто ехал в Болонью не только ради кулинарных и архитектурных удовольствий (второй по величине город Папской области был обязательной частью «гран-тура» — путешествия, которым молодые европейские аристократы XVII–XIX веков завершали своё образование). Так, в 1764 году в собственной лаборатории на Виа-Барбериа Лаура Басси демонстрировала ньютоновские эксперименты с призмой американскому гостю Джону Моргану (1735–1789) — другу Бенджамина Франклина и основателю Колледжа врачей Филадельфии (старейшего частного медицинского института в США). Морган был прекрасно осведомлён о том, что Басси и её супруг Джузеппе Вератти не гнушаются экспериментов (в то время многие считали, что наука должна быть умозрительной) и поддерживают теорию Франклина об электрическом притяжении и отталкивании. Морган обещал своему знаменитому коллеге, что обязательно встретится с ними в Болонье. Следует отметить, что Болонья была не только городом старейшего европейского университета, но и «женским раем», как её иногда называли. В средние века она дала немало знаменитых особ в разных областях деятельности, дозволенных прекрасному полу, а в эпоху Возрождения славилась своими художницами. Впрочем, Лаура Басси, получившая университетский диплом 17 апреля 1732 года, не была первой. В 1678 году её опередила Елена Корнаро Пископия, выпускница Падуанского университета. Сэр Исаак Ньютон умер за пять лет до того, как Басси завершила учёбу. Его система ещё не получила всеобщего признания, но это не помешало юному учёному объявить себя последователем создателя новой физики. О предложенном ею объяснении знаменитого ньютоновского эксперимента с призмой слагали стихи. В Британии и Франции удивлялись, почему у них считается зазорным, когда женщина идёт в науку. Пример Лауры Басси так впечатлил одного немца, что он разрешил дочери учиться, и Доротея Эркслебен действительно стала первой женщиной в Германии, получившей университетский диплом (в 1754 году в Галле). Басси начинала с должности профессора кафедры «универсальной философии» в Болонском университете и в конечном счёте была удостоена престижной кафедры экспериментальной физики Болонского института (1776). Именно Лауре Басси слал свои ранние работы Алессандро Вольта и именно у неё искал одобрения своим первым исследованиям. Отец Лауры Басси был адвокатом, девочка росла среди его книг. Поскольку мать, Роза Мария Чезари, часто болела, постоянным гостем семьи был врач Гаэтано Таккони, который обратил внимание на живой ум ребёнка и хорошее знание латыни. Он предложил отцу (его звали Джузеппе) стать её учителем философии, которую тогда понимали очень широко и которая была необходимым элементом медицинского образования. Вот так образом дитя познакомилось с физикой Аристотеля, Галилея и Декарта. «Галатея» тем временем подросла, и «Пигмалион» решил, что её можно вывести в свет. Успех Лауры превзошёл самые смелые ожидания, к началу 1732 года о ней говорила вся Болонья. В дом Басси набивалась толпа людей, желавших стать свидетелями того, как 20-летняя девица на равных дискутирует по любому вопросу с ведущими профессорами и академиками. Даже архиепископ Просперо Ламбертини пожелал нанести визит семейству Басси и лично удостовериться в том, что слухи правдивы. Он не видел различий между мужскими и женскими талантами, и его поддержка сыграла решающую роль в том, что в марте 1732 года Лаура стала первой женщиной — членом Академии наук Болонского института и получила возможность начать научную карьеру. Эпоха Просвещения набирала обороты. Болонская академия (кстати, существует и поныне) неохотно отважилась на прецедент, но в конечном счёте сочла эту должность почётной, не ожидая, что Лаура Басси всерьёз примется за науку. Точно так же рассуждали те, кто специально для неё учреждал новое профессорское место и придумывал отговорки для перспективных учёных мужского пола. Конечно, было множество недовольных, в том числе в академической среде (против высказывалась даже одна учёная дама), ибо считалось неприличным, что молодая особа регулярно оказывается в кругу мужчин, обсуждающих тайны природы. К счастью, архиепископ настоял на своём, но академики всё же постановили, что ради соблюдения скромности и порядочности Лауре Басси разрешается выступать с публичными лекциями только по специальному приглашению, то есть, например, в случае визита высокого гостя, на знаменитых болонских дебатах по вопросам анатомии во время карнавала или в связи с присвоением научной степени. Кто-то другой чувствовал бы себя польщённым, но только не Басси. Она считала себя настолько одарённой и так жаждала внести посильный вклад не только в науку, но и в улучшение общества, что вежливо, но твёрдо попросила снять ограничения. Ей отказали. Тогда она взялась за дальнейшее образование. Болонья была потрясена, узнав, что она ходатайствовала о разрешении читать книги, запрещённые католической церковью, среди которых были труды протестантских учёных, а также Галилея и Декарта. Она была уверена, что знакомство с этими работами просто необходимо для того, кто вознамерился стать настоящим учёным, ведь то образование, которое она получила, было далеко не полным. Лаура Басси занималась высшей математикой с Габриэле Манфреди, а экспериментальной физикой и химией — с Якопо Бартоломео Беккари. Оба не только оставили след в истории науки, но и входили в Королевское общество, а в Болонье обладали звёздным статусом. Именно эта «аспирантура» помогла ей внести существенный вклад в разработку образовательных и исследовательских программ по ньютоновской физике. В феврале 1738 Лаура Басси приняла ещё одно важное решение. Она вышла замуж за врача и коллегу профессора Джузеппе Вератти, который ласково называл её Cara Laurinda. Злые языки принялись шутить о том, что будущие супруги познакомились в тёмной комнате, занимаясь опытами с призмой, и что теперь Лаура будет изучать тайны природы посредством тела, а не ума. На это Басси ответила едким письмом, адресованным врачу Джованни Бьянки: «Я выбрала человека, который идёт по тому же пути учёности, и кто не отговорит меня от него, в чём я уверена по долгому опыту общения». Она была тогда на втором месяце беременности первым из восьми детей (трое умерли во младенчестве). Вместе Басси и Вератти с энтузиазмом развивали программу ньютоновской экспериментальной физики в Болонье на протяжении почти полувека, поддерживая друг друга в научных устремлениях. Статус замужней женщины позволил Лауре регулярно приглашать в дом гостей для обсуждения физических вопросов, не нарушая вышеупомянутого ограничения и правил приличия. Надо сказать, что до этого её манера оставаться наедине с учёными мужами порождала множество грязных сплетен. Постепенно дом на Виа-Барбериа наполнился инструментами, необходимыми для исследований. Супруги изучали связь между медициной, физиологией и животным электричеством. Их эксперименты вдохновляли коллег помоложе, в числе которых был и Луиджи Гальвани (1737–1798). Сначала Басси, занимавшаяся классическими проблемами, опубликовала несколько работ, посвящённых механике, измерениям плотности жидкостей и исключениям из закона Бойля. Затем она постепенно перешла к вопросам, которые требовали экспериментов: преломлению, природе электричества и составу воздуха. К сожалению, эти тексты не сохранились, и только по свидетельствам современников мы можем судить о том, что Лаура Басси, в чём уверена г-жа Финдлен, шла в ногу с ньютоновской программой исследований наравне со Стивеном Гейлсом, Бенджамином Франклином и Джозефом Пристли. Лауре Басси несказанно повезло с покровителем. Архиепископ Ламбертини, ставший римским папой Бенедиктом XIV (1740–1758), в 1745 году задумал оживить Болонскую академию. Он учредил элитную группу учёных, которых прозвали бенедиктинцами. Им выплачивалась ежегодная стипендия в размере 50 лир с обязательством ежегодно публиковать результаты своих исследований. Басси не обнаружила себя в числе 24 членов этого престижного общества (естественно, все они были мужчинами) и написала в Рим с просьбой сделать её двадцать пятой. Бенедикт XIV согласился, но бенедиктинцы были против. Лауре так и не удалось убедить коллег предоставить ей весь объём полномочий, от права голоса до участия в заседаниях. В прочих отношениях она пользовалась всеми привилегиями члена этого общества. Кажется, именно Лаура Басси приучила учёных мужей Болоньи считаться с женщинами: в 1746 году почётным членом Болонской академии стала Шатле, а в 1748-м — миланский математик Мария Гаэтана Аньези. В то время ни в Лондонском королевском обществе, ни в Парижской академии наук не было ни одной особы прекрасного пола. Болонью не напрасно называли женским раем. В 1749 году Басси официально открыла домашнюю школу. Её восьмимесячные курсы ежедневных уроков с демонстрацией экспериментов принесли ей новую славу. Программа Басси была намного глубже университетской, где много внимания уделялось натурфилософии, и институтской, где эксперименты проводились только раз в неделю. Учиться у неё стремилась молодёжь со всей Италии, а также из Греции, Испании и Германии — настолько радикально новым казалось совмещение теории и практики. Именно под влиянием Лауры Басси кузен Ладзаро Спалланцани отказался от юридических штудий. Именно её великий натуралист просил проверять его эксперименты и величал «почтенным учителем». Другой молодой коллега предлагал ей и Вератти подать заявку на вакантные профессорские должности в Падуе в надежде, что они последуют за ним и помогут ему в работе, но наставники предпочли остаться в Болонье. «В наше время экспериментальная физика стала чрезвычайно полезной и необходимой наукой», — провозгласила Басси в 1755 году, с гордостью отметив, что её частные уроки сделали для этого намного больше, чем те учреждения, которые платили ей зарплату, но не позволяли заниматься обучением молодёжи в своих стенах. Городской сенат счёл справедливым этот упрёк и решился на беспрецедентный шаг — повысил ей зарплату с условием, что она не закроет свою домашнюю школу. В 44 года Лаура Басси наконец добилась всеобщего уважения за то, что она сделала, а не за то, какого она пола. Кульминацией общественного признания стало её назначение на должность профессора экспериментальной физики Болонского института за два года до смерти. Конечно, и тогда ворчали, что она всегда хочет большего, чем заслуживает, но к консерваторам прислушивались уже намного меньше. Муж Басси и их сын Паоло продолжали вести курс экспериментальной физики после её смерти, пока в 1818 году из-за финансовых трудностей не пришлось продать инструменты. Сегодня о Лауре Басси мало кто слышал, ведь опубликовано всего лишь четыре её статьи. В архиве Болонской академии, однако, сохранился список из 32 её работ, которые она написала в 1746–1777 годах, исполняя обязанности бенедиктинца. Увы, все неопубликованные труды, за исключением одного, сгинули в хаосе Наполеоновских войн. Г-жа Финдлен считает, что и без этих сведений наука должна быть благодарна Басси за её педагогическую работу. Конечно, её разработки едва ли удостоились бы Нобелевской премии, но то, к чему она пришла, сегодня является неотъемлемой, повседневной частью научных исследований. Она не сделала великих открытий, но, по мнению г-жи Финдлен, наука — это не только моменты озарений, но и рутинные беседы, демонстрации, эксперименты, объяснения, культуру которых Лаура одной из первых прививала своим ученикам. Именно ей принадлежит честь институционализации данной научной дисциплины, не говоря уже о роли в борьбе за права женщин и о том, что всю жизнь она оставалась единственной женщиной в европейской науке с собственной школой. Наконец, она была уверена в том, что без надлежащего знания математики и философии физик не физик, о чём, к сожалению, многие нынешние учёные забывают. «Тем немногим, что я знаю, я обязан её мудрым наставлениям», — вспоминал в 1782 году Спалланцани.
Источник: http://compulenta.computerra.ru/
29 сентября

[0] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8][9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192] [193] [194] [195] [196] [197] [198] [199] [200] [201] [202] [203] [204] [205] [206] [207] [208] [209] [210] [211] [212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220] [221] [222] [223] [224] [225] [226] [227] [228] [229] [230] [231] [232] [233] [234] [235] [236] [237] [238] [239] [240] [241] [242] [243] [244] [245] [246] [247] [248] [249] [250] [251] [252] [253] [254] [255] [256] [257] [258] [259] [260] [261] [262] [263] [264] [265] [266] [267] [268] [269] [270] [271] [272] [273] [274] [275] [276] [277] [278] [279] [280] [281] [282] [283] [284] [285] [286] [287] [288] [289] [290] [291] [292] [293] [294] [295] [296] [297] [298] [299] [300] [301] [302] [303] [304] [305] [306] [307] [308] [309] [310] [311] [312] [313] [314] [315] [316] [317] [318] [319] [320] [321] [322] [323] [324] [325] [326] [327] [328] [329] [330] [331] [332] [333] [334] [335] [336] [337] [338] [339] [340] [341] [342] [343] [344] [345] [346] [347] [348] [349] [350] [351] [352] [353] [354] [355] [356] [357] [358] [359] [360] [361] [362] [363] [364] [365] [366] [367] [368] [369] [370] [371] [372] [373] [374] [375] [376] [377] [378] [379] [380] [381] [382] [383] [384] [385] [386] [387] [388] [389] [390] [391] [392] [393] [394] [395] [396] [397] [398] [399] [400] [401] [402] [403] [404] [405] [406] [407] [408] [409] [410] [411] [412] [413] [414] [415] [416] [417] [418] [419] [420] [421] [422] [423] [424] [425] [426] [427] [428] [429] [430] [431] [432] [433] [434] [435] [436] [437] [438] [439] [440] [441] [442] [443] [444] [445] [446] [447] [448] [449] [450] [451] [452] [453] [454] [455] [456] [457] [458] [459] [460] [461] [462] [463] [464] [465] [466] [467] [468] [469] [470] [471] [472] [473] [474] [475] [476] [477] [478] [479] [480] [481] [482] [483] [484] [485] [486] [487] [488] [489] [490] [491] [492] [493] [494] [495] [496] [497] [498] [499] [500] [501] [502] [503] [504] [505] [506] [507] [508] [509] [510] [511] [512] [513] [514] [515] [516] [517] [518] [519] [520] [521] [522] [523] [524] [525] [526] [527] [528] [529] [530] [531] [532] [533] [534] [535] [536] [537] [538] [539] [540] [541] [542] [543] [544] [545] [546] [547] [548] [549] [550] [551] [552] [553] [554] [555] [556] [557] [558] [559] [560] [561] [562] [563] [564] [565] [566] [567] [568] [569] [570] [571] [572] [573] [574] [575] [576] [577] [578] [579] [580] [581] [582] [583] [584] [585] [586] [587] [588] [589] [590] [591] [592] [593] [594] [595] [596] [597] [598] [599] [600] [601] [602] [603] [604] [605] [606] [607] [608] [609] [610] [611] [612] [613] [614] [615] [616] [617] [618] [619] [620] [621] [622] [623] [624] [625] [626] [627] [628] [629] [630] [631] [632] [633] [634] [635] [636] [637] [638] [639] [640] [641] [642] [643] [644] [645] [646] [647] [648] [649] [650] [651] [652] [653] [654] [655] [656] [657] [658] [659] [660] [661] [662] [663] [664] [665] [666] [667] [668] [669] [670] [671] [672] [673] [674] [675] [676] [677] [678] [679] [680] [681] [682] [683] [684] [685] [686] [687] [688] [689] [690] [691] [692] [693] [694] [695] [696] [697] [698] [699] [700] [701] [702] [703] [704] [705] [706] [707] [708] [709] [710] [711] [712] [713] [714] [715] [716] [717] [718] [719] [720] [721] [722] [723] [724] [725] [726] [727] [728] [729] [730] [731] [732] [733] [734] [735] [736] [737] [738] [739] [740] [741] [742] [743] [744] [745] [746] [747] [748] [749] [750] [751] [752] [753] [754] [755] [756] [757] [758]
Rambler's Top100