Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Татьяна Соловьева "«Об училищах книжных по всем градам». Первые реформы российского образования XVI-XVII веков"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

Открывая 23 февраля 1551 года заседание церковно-земского собора, известного в истории под именем Стоглавого (постановления собора были составлены в ста главах), Иван Грозный посетовал на малограмотность духовенства, т.е. той части русского населения, которая традиционно всегда была наиболее просвещенной. А в самом уложении Стоглава называется и причина этого: «…прежде сего училища бывали в Российском царствии, на Москве, в Великом Новограде и по иным градам... Потому тогда и грамоте гораздых было много, и писцы, и чтецы славны были во всей земле», теперь же священнослужителям учиться негде, кроме своих отцов, которые и сами знают мало. В числе особо значимых государственных вопросов, требующих неотложного разрешения, просвещение обсуждалось не случайно. Еще и столетия не прошло, как Русь обрела независимость от Орды, и рана, нанесенная русской жизни только-только начала затягиваться. Последствия монголо-татарского ига катастрофически ощущались как в русской культуре в целом, так и в русском образовании, в частности. И хотя традиции славянской письменности и книжности удалось сохранить в церквях и монастырях, многовековой опыт школьного дела, накопленный на Руси с тех пор, как в 988 году «Князь великий Володимер, собрав детей 300, вдал учити грамоте», был практически утрачен. И столь уж неожиданна приписка дьяка в конце одного из средневековых документов: «а которые князья и дети боярские в сей записи написаны, а у записи рук их нет, а те князи и дети боярские... грамоте не умеют», если неграмотным был даже прадед Ивана Грозного Василий Темный. Более-менее грамотность поддерживалась лишь у части торгово-ремесленного населения Новгорода и Пскова – северные территории от нашествия пострадали меньше. Закономерно и то, что с инициативой соборного обсуждения проблемы распространения грамотности выступил сам царь, причем в самом начале своего правления.
Централизованному русскому государству, столицей которого в конце XV века стала Москва, по мере его становления и развития внешних сношений требовались грамотные люди. В связи с этим интересен факт, что за целый век до Петра I Иван Грозный распорядился посылать молодых людей на учебу не только в Константинополь, где после принятия христианства традиционно постигали науки русские люди, но и в Европу – Германию, Англию, Францию. Итоги Собора были изложены в двух разделах, в которых, в частности, определено, «чтобы в Москве и по другим городам местное духовенство с благословения своего святителя избрало достойных священников, диаконов и женатых диачков, способных обучать грамоте и письму, и в домах их открыло училища» (Стоглав, глава 26 «Об училищах книжных по всем градам»). Содержать же училища лицам духовного звания разрешалось лишь после того, как они сами выдержат испытания основательности собственных познаний. Учить грамоте книжному письму, церковному чтению и пению Стоглав постановил не только детей местного духовенства, но и «всех православных» – учение не было сословной привилегией, учиться в школе мог и «убогий и худородный». По сути это была первая попытка упорядочить систему образования на Руси, подготовившая реформы школьного дела начала XVIII века. И хотя в полном объеме задуманное осуществлено не было, фактически впервые в масштабах Российского государства определились требования к учебным заведениям и уровню подготовки учащихся в них. И все же успехи были. Из документов той эпохи видно, что больше стало приходских школ, в том числе и тех, которые открывало земство, куда принимались дети купцов и ремесленников; кратно увеличилось количество частных школ (причем не только в больших городах), содержащихся «учителями» или «мастерами грамоты» из низшего духовенства. Свидетельством распространения грамотности могут служить пометки, которые делали ремесленники: имена заказчиков на сапожных изделиях, отметки цифрами на венцах деревянных срубов, надписи имен владельцев на бочках и других хозяйственных предметах – такие записи стали довольно частой находкой археологов.
Rambler's Top100