Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Виктор Горн "Жизнь в стиле танго"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

В конце XIX века в припортовых кварталах Буэнос-Айреса возникло одно из самых неповторимых музыкальных и танцевальных явлений последнего столетия – аргентинское танго. Пройдет всего несколько десятилетий, и жанр, соединивший традиции, фольклор, чувства и переживания многих народов, навсегда завоюет мир. Малой родиной танго считается район старого порта Ла Бока, в котором оседали крестьяне-гаучо из аргентинской глубинки или соседних Перу и Бразилии, китайцы, безработные из Италии и Франции, устремившиеся в поисках лучшей доли в благополучную по сравнению с Европой Аргентину. В портовых доках всегда было много работы, и работяги надеялись найти здесь хороший заработок. Привлекательным местом запутанные улочки припортовых трущоб были и для тех, кто скрывался от закона: беглых матросов, каторжан, уличных бродяг. Криминальная гопота, составлявшая здесь немалую долю, чувствовала себя вольготно – городские власти бедные предместья Буэнос-Айреса старались обходить стороной. Вся вместе разношерстная эта публика образовывала так называемую орилью, которая во всем противопоставляла себя благополучным центральным кварталам Буэнос-Айреса – на всех никогда не хватает ни счастья, ни свободы. В 1882 году Ла Бока попыталась добыть их в борьбе, объявила о своей независимости от Аргентины и… создала собственную республику. Впоследствии конфликт, правда, был разрешен, а новоиспеченное «государство» прекратило свое существование. Обитала орилья неподалеку от порта, в многоквартирных домахобщежитиях конвентильо, на скорую руку собираемых из фанеры и других подручных материалов, которые для устойчивости оббивали рифленым корабельным железом и пестро раскрашивали разноцветной краской.
На этот счет существует романтическая легенда: якобы, подобный обычай завели жившие в квартале моряки, чтобы после долгой отлучки, можно было издалека отличить свой дом от других. Однако все гораздо прозаичнее: денег у жителей Ла Боки не хватало и на более нужное, поэтому корабельные краски, как, впрочем, и жесть, которую собирались ею красить, просто воровали. О подборе нужного цвета говорить, понятно, не приходилось, оттого фасады домишек выкрашивали в три, четыре, а то и больше цветов, одного – на весь дом не находилось. Днем обитатели Ла Бока работали на пристанях и в доках (даже сейчас местные называют себя «портеньо», то есть «выходцы из порта»), а по вечерам для них приветливо распахивались двери притонов и таверн, которых в припортовом квартале было пруд пруди. Здесь сложился свой особый жаргон лунфардо – грубоватая смесь из разных языков, своя манера одеваться и держаться, свои песни, тем слезливее, чем больше было выпито вина. Пели о покинутой родине, о новой беспросветной жизни, тоске по утраченному прошлому, разочаровании в приобретенном настоящем, и смутных чаяниях на будущее. Была в этом мире несостоявшихся надежд и своя, общая проблема. Большую часть населения Ла Боки, как и всего БуэносАйреса того времени, составляли одинокие молодые мужчины, женщин на всех не хватало даже в борделях, которые здесь, на городских окраинах, служили не столько для плотских утех, сколько местом, где несколько стаканов выпивки и женское общество поднимали дух мужчин на чужой земле.
Rambler's Top100