Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Татьяна Соловьева "Долгий путь в морские пучины. Из истории водолазного снаряжения"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

Подводное плавание в представлении большинства людей ассоциируется с красочными кадрами фильмов, снятыми в ходе экспедиций Кусто и других исследователей морских глубин ХХ века. А, меж тем, первые сведения о возможности находиться под водой довольно значительное время, используя для этого простейшие водолазные приспособления, встречаются уже в древних источниках: у Гомера, Фукидида, Аристотеля, Плутарха. Так, описывая греко-персидские войны 481-480 годов до н.э., Геродот рассказывает о греческих ныряльщиках Скиллиасе и его дочери Гидне из города Скионы. Они незаметно добрались под водой до персидских кораблей и перерезали якорные пеньковые канаты, отчего первым же штормом вражеские суда были выброшены на прибрежные камни и погибли. Эта подводная диверсия была высоко оценена: после окончания греко-персидских войн, в результате которых была остановлена территориальная экспансия Ахеменидов, и древнегреческая цивилизация вступила в полосу расцвета, в честь пловцов Скиллиаса и Гидны в Дельфах были установлены статуи. Свидетельство, которое оставил о подводных пловцах другой греческий историк, Фукидид, также касается военных событий. Во время Пелопоннесской войны в 425 году до н.э. лакедемонские водолазы доставляли продовольствие осажденным Платеи: «ныряли и плыли под водой, таща за собой на веревке козьи бурдюки с маком, смешанным с медом, и с толчеными семенами льна». В другой раз – при обороне Сиракуз на Сицилии в 413 году до н.э., по свидетельству того же Фукидида, водолазы осажденных соорудили из острых свай подводные заграждения против кораблей неприятеля, а подводники греков обнаружили их и распилили. Еще один интересный факт, описываемый древнегреческим историком и географом Аррианом, относится к походам Александра Македонского.
Осенью 333 года до н.э. финикийские подводные пловцы едва не сорвали планы военной кампании македонян при осаде Тира, без захвата которого и речи не могло быть о полном господстве греков на Средиземном море. Не одолев мощные городские укрепления с суши, македоняне поставили свои корабли на якоря поперек входа в порт и блокировали Тир с моря. Но сбрасываемые со стен камни разрушали суда, заваливали и делали непроходимым канал, по которому македоняне продвигались к городу. Когда же они попытались снарядить суда для очистки канала от камней при помощи воротов, с тирских трирем спустились водолазы и перерезали канаты воротов под водой. Для восстановления поврежденных механизмов Македонский направил своих пловцов, и те заменили канаты железными цепями, которые перерезать было невозможно. А вскоре самый значительный город на Средиземном море пал. К этому же времени относится и рассказ древнегреческого философа и воспитателя Александра Македонского Аристотеля о батискафе (в переводе с греческого это слово означает «судно для глубин»), которым пользовались древние подводники. Он представлял собой перевернутый сосуд, который опускали отверстием вниз, что позволяло сохранять в нем воздух, и водолазныряльщик мог дышать под водой. По сути, приспособление, о котором писал Аристотель, было прототипом придуманного лишь в XVI веке водолазного колокола. В легендах повествуется, что Александр Македонский и сам спускался под воду в таком батискафе, прикрепленном к кораблю цепью. Но когда он погрузился на глубину 90 метров, его схватила огромная рыба и утащила вместе с кораблем к берегу. Это погружение много раз изображалось на средневековых миниатюрах, с которых древний полководец, сидящий на корточках в стеклянном сосуде, предстает в облике французского короля.
Rambler's Top100