Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Федор Михайловский "Вождь профессионалов Гай Марий"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

Тревога и страх наполняли Рим и Италию на исходе II века до н.э. Германские племена кимвров и тевтонов двинулись с полуострова Ютландия, перешли Рейн и вступили на территорию галлов. Вторгшись на земли ближайших соседей римлян, они тем самым непосредственно угрожали и Римской республике. Опасность состояла в том, что это был не просто грабительский поход, но переселение целых племен в поисках новой родины, в борьбе за жизненное пространство готовых сражаться не на жизнь, а на смерть. В Риме распространялись пугающие слухи о многочисленности варваров, их облике и обычаях. Говорили, что только вооруженных мужчин шло триста тысяч, а женщин и детей, двигавшихся за ними в повозках, и того больше. Высокие голубоглазые и белокурые воины, будто бы, не ведали страха и пощады. Они не знали дисциплины, но в битвах передние ряды, бывало, сковывали друг друга цепями, чтобы держать строй и не отступать ни на шаг. Их воинственные вожди не имели представления о тактике и стратегии, не знали военных хитростей, и нередко заранее назначали противнику место и время сражения. В 113 году до н.э. около 150 тысяч кимвров подошли к альпийским проходам, и чтобы не допустить вторжения в Италию, навстречу отправился консул Гней Папирий Карбон во главе большой армии. Он вступил с варварами в переговоры, и, казалось бы, решил дело миром. Кимвры согласились покинуть граничившие с Римом земли, и консул дал им проводников, которым приказал вместо перевода через границу заманить варваров в засаду. Вероломство консула обернулось позорным провалом: в завязавшемся сражении разъяренные кимвры опрокинули римлян. И только начавшаяся гроза спасла римские легионы от полного истребления. Путь в Италию был открыт, однако кимвры неожиданно ушли за Альпы. В последующие годы римляне снова потерпели несколько сокрушительных поражений от германцев.
Наиболее страшным был разгром сразу двух армий при Араузионе в 105 году до н.э. – погибло около 80 тысяч солдат, больше, чем в катастрофической битве при Каннах. Но кимвры и на этот раз не воспользовались своей победой, а направились за Пиренеи, в Испанию. В Риме в страхе ожидали их возвращения. Тревогу вызывала как сила германцев, так и удручающее состояние собственной армии, проигрывавшей сражения не только за Альпами. В те же годы Рим вел войну против Югурты, царя Нумидии, маленького государства в Африке. Война, получившая название Югуртинской (111–105 гг. до н.э.), оказалась едва ли не самой скандальной и позорной для римских войск. Полководцы год за годом или проигрывали сражения, или за взятки сворачивали военные действия, отправляя в сенат путаные донесения. Солдаты не столько воевали, сколько грабили мирное население. Все это свидетельствовало о глубоком кризисе, в котором находилась армия. На протяжении столетий ее основу составляли призванные на военную службу римские граждане, главным образом крестьяне. Это было непрофессиональное войско-ополчение, созываемое при необходимости и распускавшееся по домам после окончания военных действий. На римских крестьян воинская служба ложилась тяжелым бременем. Длительные заморские войны отрывали легионеров от их земельных наделов, что вело к массовому разорению крестьянских хозяйств. Вернувшийся с войны легионер уже не в силах был поднять пришедший в запустение участок. Он продавал землю и отправлялся с семьей в город, пополняя ряды пролетариев, как называли беднейший слой граждан, не подлежавший призыву на военную службу. В результате стремительно разрушалась сама основа военной организации Рима. В легионы становилось некого призывать, но и те, кто еще подлежал призыву, от службы уклонялись. В самой армии падала дисциплина, никто не хотел воевать за интересы римской знати, понимая, что очередной военный поход не принесет ничего, кроме ран и увечий.
Rambler's Top100