Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Дмитрий Боровков "Последняя императорская коронация"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

Примирение Климента VII и Карла V после заключения Барселонского мирного договора в июне 1529 года открыло возможность для коронации Карла в качестве императора «Священной Римской империи», которая была осуществлена во время встречи Карла и Климента в Болонье, продолжавшейся с 4 ноября 1529 по 21 марта 1530 года. Как следует из письма, адресованного Карлом брату Фердинанду 11 января 1530 года, изза сложной внешнеполитической ситуации его планы долгое время оставались неопределенными: «должен ли я взять мои короны быстро и по эту сторону Рима, чтобы немедленно направиться в Германию, или должен ли я взять их в Риме и отложить мое путешествие в Германию до мая или июня» – задавался вопросом монарх. Суть колебаний по вопросу о месте проведения коронации выясняется из донесения венецианского посла Гаспаро Контарини, рассказавшего о своем разговоре с Климентом VII, который состоялся в день прибытия Карла в Болонью. На вопрос, будет ли император получать корону в Болонье или в Риме, понтифик ответил: «Мысль императора состоит в том, чтобы получить ее в Болонье, но некоторые римляне сказали: если император коронуется в Болонье, то будет называться императором болонцев, а не римлян, отчего он находился в сомнении о том, что он должен был делать». В «Хронике о пребывании Карла V в Италии» сообщается, что этот вопрос обсуждался также в императорском совете, где многие советники во главе с великим канцлером, кардиналом Меркурино де Гаттинарой, высказались за то, чтобы коронация, «для большей славы и репутации Его Величества», происходила в Риме. Очевидно, их беспокоил не только вопрос престижа, связанный с местом проведения коронации, но и возможность оспорить ее легитимность, если бы она состоялась не там, где положено. Однако важнейшая традиция средневековья, берущая начало с 800 года, все же была нарушена в угоду политической целесообразности. Нельзя исключать и того, что к экстраординарному решению Карла V могло склонить плохое состояние здоровья. В конце января он не смог присутствовать на приеме венецианских послов, поскольку почувствовал себя нездоровым от озноба и перенес приступ подагры.
Императорской коронации предшествовала коронация «железной короной» лангобардских королей, состоявшаяся 22 февраля 1530 года. По сообщению хрониста Жана де Ванденнеза, «Его Величество, одев мантию из сукна, покрытого серебром, подбитого богатым мехом, накидку и соответствующий камзол, свою обычную шапочку, сопровождаемый двумя кардиналами, маркизом Монферрато, который нес корону, герцогом Алессандро ди Медичи, который нес державу, маркизом Асторга, который нес скипетр, маркизом Аскалона, который нес меч, многими другими великими принцами, прелатами, сеньорами и благородными людьми, пошел в направлении капеллы дворца, где находился кардинал Энкевоорт, одетый в епископскую одежду, чтобы служить мессу, при содействии двенадцати епископов, всех одетых в епископские одежды, ожидая прихода Его Величества, который, войдя в упомянутую капеллу, встал на колени и сотворил свою молитву, потом поднялся и оказал почтение упомянутому кардиналу, сел перед ним и двумя кардиналами, которые сопровождали его с той и с другой стороны». После проповеди Карл принес клятву и исповедался. Присутствующие на церемонии прелаты произнесли литании, молитвы и благословения, затем с короля была снята одежда, так что открылась правая рука и предплечье. Энкевоорт помазал елеем и освятил правую руку, а потом сустав руки до локтя, начертав крест. Когда эта часть церемонии была закончена, епископ де Сориа, великий податель милостыни, проводил Карла в покои, где тот облачился в длинную мантию, вытканную серебром и подбитую горностаем. Далее Карл, сопровождаемый принцами, отправился в капеллу и вместе с папой предстал перед алтарем. Когда папа отслужил мессу, монарх опустился на колени, и Климент, произнеся молитвы, передал Карлу жезл с драгоценным диамантом и меч, «подобным же образом [он вложил] в его руки державу и скипетр, и корону Ломбардии на голову, каждый раз повторяя и осуществляя благословения, установленные для этого». После коронации был исполнен церковный гимн Te Deum Laudamus, затем Карл отнес в алтарь в качестве дара некоторое количество золота, а в завершение кардинал Энкевоорт дал Карлу причастие, после чего король и папа вместе покинули капеллу.
Rambler's Top100