Rambler's Top100
Издательство NotaBene Электронные журналы Aurora Group SRO History Journals
* НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ * РОССИЯ
ГЛАВНАЯ О ЖУРНАЛЕ iPad АРХИВ АВТОРАМ ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОДПИСКА РЕКЛАМА КОНТАКТЫ КОРЗИНА
Светлана Попова "Дипломатический роман «отца Европы»"


С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в сетевой Библиотеке издательства Nota Bene

Печатную версию можно получить, заказав номер журнала в редакции.

Жана Монне поклонники почтительно именуют «духовным отцом Объединенной Европы», а недруги называют бесстыдным авантюристом, масоном-заговорщиком и апологетом «мировой финансовой закулисы». Такая полярность в оценках совсем не удивляет – даже сухая официальная биография Монне читается, как приключенческий роман. Будущий «отец Европы» родился во французском Коньяке, где половина жителей производила это «жидкое сокровище», а другая – им торговала. Семья Монне стала известна своими успехами именно в коммерции, а созданный в 1897 году респектабельный коньячный дом La Maison Monnet существует под семейным именем, несмотря на смену владельцев, до сих пор. Юный Жан совсем не любил школу. Намного интересней были беседы, которые вели за обеденным столом клиенты и компаньоны отца, приезжавшие со всех концов мира – из США, Канады, Англии, Скандинавии. В 16 лет начинающий коммерсант отправился путешествовать, получив, как молодой д'Артаньян, единственное напутствие от отца. «Не бери с собой книг, – сказал Монне-старший. – Никто не может думать вместо тебя. Смотри в окно, беседуй с людьми. Будь внимателен к тем, кто рядом с тобой». В Лондоне Монне выучил английский и открыл для себя мир финансов и бизнеса Сити. В далеком канадском Виннипеге он понял, что значит французский коньяк для его клиентов – суровых людей, живущих в суровых условиях. Он посетил множество стран, включая Россию. Как вспоминал сам Монне, в этих путешествиях «я обогатил свой опыт негоцианта и, так сказать, мой человеческий опыт […] В Китае нужно уметь ждать. В США нужно научиться возвращаться. Это две формы терпения, к которому коньяк – продукт довольно долгого производства – так хорошо предрасполагает». Во время первой мировой войны Монне не попал на фронт «по состоянию здоровья», но активно участвовал в делах по снабжению армий союзников. Обнаружив, к каким потерям ресурсов ведет отсутствие кооперации между штабами, он добился встречи с французским премьер-министром Рене Вивиани и убедил его в необходимости создать единый координирующий центр. Монне тогда было всего 26 лет. В 1919 году Монне принял участие в создании Лиги Наций и три года проработал заместителем Генерального секретаря этой организации. Но, разочаровавшись в перспективах Лиги Наций, ушел в отставку и снова занялся бизнесом. Новой сферой его деятельности стали финансы. В 1925 году Монне отправился в США и вскоре стал одним из соучредителей крупнейшего банка в Сан-Франциско. Путешествуя по всему миру, он успевал заниматься не только делами семейного бизнеса, но и «попутно» решал проблемы целых государств. В 1927 году помог стабилизировать польский злотый, в 1928 году – румынский лей, участвовал в переговорах о международных займах для Польши, Румынии, Югославии и Болгарии. С 1932 по 1936 годы по приглашению правительства Чан Кайши Монне занимался реструктуризацией китайских железных дорог и возглавлял комитет «Восток – Запад».
Этот комитет привлекал западных партнеров для развития экономики Китая. Монне познакомился и подружился с самыми влиятельными бизнес-семьями мира – шведскими Валленбергами, германскими Бошами, бельгийскими химическими королями Сольвей, американскими Рокфеллерами. Он водил дружбу с Госсекретарем США Джоном Фостером Даллесом и с «Банковским Пикассо» – американским банкиром Андрэ Мейером, которого миллиардер Дэвид Рокфеллер считал «самым изобретательным финансовым гением в мире банковских инвестиций». Во время Второй мировой войны Монне стал советником американского президента Франклина Делано Рузвельта и убедил его поддержать европейских союзников. После победы над фашизмом Монне активно продвигал идеи общего европейского рынка и стал первым председателем «Европейского объединения угля и стали» – предшественника Европейской комиссии. В 1955 году основал Действительный комитет Соединенных Штатов Европы, который стал мотором для создания ключевых элементов объединенной Европы – Общего рынка, Совета Европы, общей кредитно-денежной системы... Он отстранился от дел, чтобы, наконец, начать писать мемуары, когда ему исполнилось 87 лет. И хотя жизнь Монне описана и изучена в деталях, ее самая романтическая страница по-прежнему хранит нераскрытые тайны. Теплым августовским вечером 1929 года за ужином в Париже собралась компания друзей. Там Монне впервые увидел юную художницу Сильвию де Бондини, которая только-только стала женой его лучшего друга, итальянца Франческо Джаннини. Это был настоящий удар молнии, любовь с первого взгляда. Да и как было не влюбиться в красавицу-аристократку, обожавшую музыку и искусство, но при этом неплохо разбиравшуюся в политике? Итальянка де Бондини родилась в Турции, поскольку ее отец, успешный издатель, выпускал в то время в Стамбуле популярный франкоязычный еженедельник La Turquie. Оказавшись с младенчества в мультиязычной среде, Сильвия с легкостью переходила в беседах с итальянского на французский или греческий. Композиторы дарили ей свои музыкальные автографы, бизнесмены и дипломаты удивлялись разумности ее суждений. Сама она тоже предпочитала компанию умных мужчин, потому что «смертельно скучала на всех этих дамских ланчах и чаепитиях». Самое удивительное, что, несмотря на почти двадцатилетнюю разницу в возрасте (в момент встречи Сильвии было 22 года, а Монне шел 42-й), любовь оказалась взаимной и длилась всю оставшуюся жизнь. Они очень скоро решили, что должны жить вместе. Однако выполнить это решение оказалось непросто. Сильвия была католичкой, а итальянские законы не признавали развод. Вдобавок, ее муж совершенно не собирался отдавать жену другу и даже признал своей дочь, которую Сильвия родила в 1931 году. Это еще больше осложнило ситуацию, поскольку во всех странах римского права, включая Италию и Францию, в случае измены жены опека над ребенком всегда передавалась отцу.
Rambler's Top100